Легенды пустыни | 15.11.2017

Мы ехали в пустыню и нас было много. Кондиционеры автобусов работали вовсю, но не справлялись. Дули тепленьким. Кто-то опрометчиво приоткрыл окно, чтобы глотнуть свежего воздуха. Глотнул. Откачали. Окно закрыли и следили друг за другом внимательно, а то вдруг кто еще от жары с ума сойдет. Все старались не думать о том, что будет, когда приедем и нам придется выйти наружу. Мы готовились наслаждаться самым главным сокровищем Арабских Эмиратов. Нет, мы ехали не на нефтяную вышку. Нас везли в пустыню.
У арабов с пустыней любовь. Это в генах. А также в ботинках, носках и карманах. О сотнях километров песка они говорят с той же нежностью и гордостью, словно сибиряки о морозах: звучит круто - проверять страшно.
Гид нам достался веселый, с замашками учителя начальной школы. Он исподтишка, в игровой манере учил нас своему имени. Повторял, переспрашивал, высекал в скрижалях нашей памяти. Явно рассчитывал, что оно попадет в мои семейные легенды. Я восхищалась, старалась запомнить педагогические приемы, чтобы применить на своих студентах. В общем, не помню я, как его зовут.
Жизнь в Арабских Эмиратах тяжелая. Гид жаловался, что им приходится платить за холодную воду. Все цокали языками и сочувствовали. А я сидела и думала, что ну так-то и мы платим не только за горячую воду. У них остужают, у нас нагревают – тепловой баланс, средняя температура Земли +15. О песке гид говорил часто и много. Логично: у эскимосов в языке 30 слов для обозначения снега, арабы говорят о песке. Через пару минут всем захотелось прикупить килограмм-другой. Где еще вы найдете такой soft sand. Судя по рекламной кампании, местный песок приятный на ощупь, улучшает энергетический фон, приманивает деньги и избавляет от ожирения, если принимать по ложке перед завтраком.
Пустыня противоречива. С одной стороны: о эти величавые барханы. Эти узоры на песке, оставленные кистью ветра, это безмолвие. Ну и что-то за спиной галдит толпа – можно притвориться, что это верблюды. С другой стороны: секунд через семь кажется, что на лице больше нет кожи и откуда у меня столько драгоценного песка в кедах, я же и с места не сошла.
По дороге на экскурсию я рассматривала план лагеря разбитого в пустыне. На плане были столы с едой, бары и столики. Я предвкушала огромный шатер с кондиционерами, из которого можно быстро сбегать к верблюдам и потом долго выдыхать, вернее вдыхать прохладный воздух. Шатра не было. Дождя же нет (и не будет) – и шатра нет – наслаждайтесь пустыней…
Арабские Эмираты – это такое спа. Ближе к морю баня влажная – какой-то гад наподдал воды на каменку – сыровато и тяжело. А в пустыне нормальная такая финская сауна – сухо и сидеть горячо. На входе в экскурсионный лагерь пАрящимся раздавали маленькие мокрые полотенчики. Ровно на пять секунд они облегчали жизнь. Чтобы продержаться, первым делом я побежала кататься на джипах. Не то, чтобы я никогда не видела джипы, но там есть кондеи! В прохладе мы ездили по барханам. Ездили – неверное слово. Ощущение, что джип сначала лезет на стену, а ты лежишь на спинке сиденья. Потом джип падает вперед. У меня даже есть видео. Я старалась не заваливать горизонт. Барханы сопротивлялись. Другие пассажиры вопили и немного падали друг на друга. На меня падали немного чаще – блондинок в эмиратах не хватает. После джипов все побежали в очередь к верблюдицам.
Самки верблюдов выносливее и умнее самцов, поэтому ездят на них. Прикладной сексизм.
Все верблюдицы здесь слегка растаманы. По крайней мере ходят в растаманских шапочках. Чтобы на глаза не сползали, надевают на морды. Верблюды-растаманы – это как-то величественнее, чем намордники от плевков, и не переубеждайте.
Гид снисходительно рассказывал про верблюдов, улыбался – вы думаете у верблюда в горбе хранится вода? И все как в детском саду хором кричали: да, вода, он ее там запасает! Кто-то из русских пафосно изрек – корабль пустыни. Выдержав драматическую паузу, свистящим шепотом гид открыл нам тайну – там не вода, там жир. А уже в жире запас воды. Теперь про свою талию я буду гордо говорить, что это вовсе не жир, а запас воды.
Самое классное время в пустыне – это закат. Кожа не обугливается, волосы треплет иллюзия свежего ветерка. Солнце не слепит – глаза можно открыть и увидеть в зеркале свеженезагоревшие гусиные лапки. После всех сюрпризов остался только один квест – выбраться. Не так-то легко увезти из пустыни 2000 человек. Особенно если вывоз осуществляется в порядке живой очереди.
Примерно через лет 40 ожидания очередь отчаялась и начала оглядываться в поисках Моисея. Мы стояли и перебрасывались шутками, украдкой пытаясь подсчитать, сколько лет нам еще блуждать по пустыне, прежде чем мы попадем в город. Начали вспоминать байки о разбойниках, но быстро успокоились, вспомнив, что вроде бы тут разбойникам должны отрубать руки. Но вокруг не было одноруких, только верблюды, да и те в шапочках. Поэтому все чинно грузились в транспорт и облегченно вздыхали под кондиционерами.

Читать другие записи об иностранных языках