Во Франции, как дома: французские слова в русском языке

Мечтаете о поездке в Париж?

Представьте себе, что там, в славной свободолюбивой Франции, вы услышите много-много знакомых слов – и не только известные многим абажур, брелок и жалюзи. Языковеды насчитывают порядка 2000 слов, которые наши предки в разное время позаимствовали у французов.

Анкета и ансамбль, сосиски и бандероль, аэродром и бандаж, кафе и ресторан, костюм и комбинезон – все эти слова кажутся вам родными? А ведь нам их «подарили» французы!

Самое интересное то, что если одна часть слов во французском и русском языках означает одно и то же, например:

  • абажур – от франц. abat-jour, обозначающего верхнюю часть светильника, которая защищает глаза от света;
  • абонемент – с фр. abonnement, буквально – предварительная оплата;
  • брелок – от фр. breloque, что буквально означает цепочку на часах;
  • марля, или кисея – тонкая х/б ткань, название которой («marly») пошло из небольшого французского селения Марли-ле-Руа;
  • мебель –от «meuble», что означает предметы интерьера, которые можно передвигать;
  • шантаж – у французов «chantage» обозначает не что иное, как запугивание и угрозу разглашения компрометирующих сведений,

 

то вторая часть позаимствованных понятий обозначает нечто иное или буквально противоположное.

  • Примеров таких слов – немало. Например, всем известное слово «шапка» произошло от французского «chapeau», что переводится как «крышка». По всей видимости, богатая русская фантазия подсказала, что крышка на кастрюле действительно напоминает головной убор.
  • Никто из нас не хотел бы стать жертвой аферы – ведь это означает, что нас попросту обманывают. Самое забавное, что французы слову «à faire» придают совсем другое значение: буквально – «заняться чем-то полезным».

 

Еще один интересный момент: некоторые исконно французские слова у себя на родине давно стали устаревшими, т. е. архаизмами (например, как в России слова «зело» и «длань», «лепота» и «супостат» – их помнят и используют в наше время разве что филологи и переводчики). А вот в русском языке такие «забытые» словечки до сих пор используются в активной речи.

Пример.Слово «пальто» (от фр. «paletot») обозначает верхнюю мужскую одежду – теплую и широкую, непременно с широким воротником. Французы редко используют его в данном значении. А для нас до сих пор любая верхняя одежда – это пальто.

Всем знакомый помидор переводится с французского «pomme d’or» как «золотое яблоко» и буквально означает овощное растение семейства пасленовых. Но в этой романтической стране помидоры уже давно называют на итальянский манер томатами, а вот русские упорно продолжают именовать эти чудные плоды по-французски.

Игривое слово «бигуди» (от «bigoudi»), по утверждению самих французов, также вышло из их обихода, а в русском языке оно достаточно распространено.

 

Но самыми интересными словами, пожалуй, являются те, которые в России перевели на свой лад и используют до сих пор совсем в другом значении. Само их происхождение – целая история. В некоторых случаях это – лишь версии того, как они могли затесаться в русский язык.

Вы думаете, что слово «шаромыжник» имеет исконно русские корни? Ошибаетесь: существует весьма правдоподобная версия, согласно которой это не очень лестное название произошло от красивого французского обращения «cher ami», или «дорогой друг». Языковеды полагают, что когда голодные и оборванные французы из разбитой наполеоновской армии обращались к русским крестьянам с просьбой накормить и обогреть их, те и использовали их обращение «шер ами», чтобы как-то идентифицировать непрошеных гостей. Сравните сами: «шер ами» – шаромыжники.

Еще одно некрасивое слово «шваль» тоже стало данью войне с французами. На их языке «cheval» обозначает лошадь. Именно эти несчастные животные нередко были единственным пропитанием разгромленных французских вояк. Для русских же питаться кониной было неприемлемо, поэтому слово получило такую негативную окраску.

По всей видимости, на свой лад перевели русские французскую фразу «chantera pas». Есть все основания предполагать, что выражение «шантрапа» появилось в те времена, когда пошла мода на сельские театры среди крепостных. Учителя-французы прослушивали всех претендентов, которые могли бы стать «звездами» таких театров. Если у человека не было слуха, французы ставили свой вердикт: «chantera pas», то есть «петь не может или не будет». Ну, а местные быстро переиначили непонятное чужеземное выражение по-своему. 

Многих интересует вопрос: почему же, все-таки, в русском языке – так много французского? Некоторые специалисты даже считают, что именно через французский язык к нам попали многие заимствования (в том числе слова греческого и латинского происхождения).

 

Существует несколько версий французской «экспансии». Скорее всего, каждое из этих событий привело к тому, что французские слова «влились» в русский язык и укоренились в нем.

  1. После того как великий новатор Петр Первый, радевший за свою огромную, но отсталую державу, «прорубил» в России окно в Европу, дворянство стало повсеместно использовать французский язык. Все французское тогда было «в моде», и две великих культуры – русская и французская – переплелись. Симпатия ко всему французскому объясняется и личным отношением к этой стране последующих правителей Российской державы, например, Елизаветы I и Екатерины II, а также их фаворитов. Французский язык прекрасно знал и любил Александр Пушкин.
  2. Следует отметить, что по-другому и быть не могло, ведь французы и сами русские привозили из Европы новые понятия и вещи, которых не было на Руси. Эти предметы, соответственно, называли так, как во Франции. Например, слово «работа» появилось благодаря французскому «raboter» именно во времена Петра 1. Или жалюзи (jalousie), которые использовали, чтобы укрыться от посторонних глаз. Впервые это устройство появилось в середине ХІХ века. В переводе с французского «жалюзи» означает «ревность». Их использовали, чтобы соседи не завидовали чужому счастью.
  3. Свой след в русском языке оставила отечественная война 1812 года. «Чужие» слова заимствовались во время и после нее, когда стало модно и удобно выписывать для своих детей гувернеров французов.